Тайна мега-шнобелей раскрыта

Некоторое время мучил вопрос: почему на современных российских графических реконструкциях, сделаным по черепам, так часто встречаются мега-шнобели? С одной стороны конечно понятно, что носик у принцессы Кадын был не курносеньким, а вполне орлиным, и всех, у кого нос был меньше (как у тех, которые упорно набиваются ей в потомки) принцесса видела не то что в гробу и белых тапках, а прямо-таки в виде фарша для любимых собак; но с другой стороны – ну уж очень мощный нос получается.

Теперь дошло: реконструируют спинку носа по методу Лебединской, а часто реконструкцию делает она сама. (Для справки: Галина Вячеславовна Лебединская – ученица Герасимова, и в общем и целом один столпов мировой антропологической реконструкции. Диссертацию защищала в 1970м году аккурат на тему корреляции форма спинки носа и профиля носовой впадины) Так вот, корреляция действительно имеет место, но на крупных носах при графической реконструкции дает именно бульбообразный шнобель. При этом если сравнивать графическую реконструкцию со скульптурной, то на трехмере нос становится более реалистичным. О чем это говорит? О том, что “большеносые” реконструкции получаются на скорую руку, при использовании уменьшеных и не очень качественных фотографий черепа. Вот.

О, в догонку: выставка ко 100-летию Герасимова в Кунсткамере

This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply